Мозаики и фрески соборов

Графика
Курс лекций для студентов
художественно-графических факультетов
Геометрическое черчение
Начертательная геометрия
Конспект лекций
Практикум решения задач
начертательной геометрии
Машиностроительное черчение
Эскизирование деталей
Правила нанесения размеров
Практическое занятие
Решение метрических задач
Выполнение чертежей
Инженерная графика
База графических примеров
Теория механизмов и машин
Теоретическая механика
Основы технической механики
Сборник задач по математике
Примеры решения задач курсового расчета
Вычислить интеграл
Векторная алгебра и аналитическая геометрия
Тройные и двойные интегралы
Линейная алгебра
Ряд Фурье для четных и нечетных функций
Типовой расчет (задания из Кузнецова)
Вычисление площадей в декартовых координатах
Математический анализ
Информатика
Компьютерные сети
Выделенный канал
Средства анализа и управления сетями
Кабельная система
Базовые технологии локальных сетей
Сетевой уровень
Основы вычислительных систем
Сетевая технология
Мобильный Internet
Руководства по техническому обслуживанию ПК
Руководство по глобальной компьютерной сети
Сборник задач по физике
Физика решение задач
Ядерная физика
Законы теплового излучения
Решение задач по электротехнике
использование MATLAB
Язык программирования MATLAB
Расчет электрических цепей
Моделирование цепей переменного тока
Лекции ТКМ
Электротехнические материалы
Атомная энергетика
Ядерные реакторы
Основы ядерной физики
Использование атомной энергетики
для решения проблем дефицита пресной воды
Проектирование и строительство
атомных энергоблоков
Юбилей Атомной энергетики
Атомные станции с реакторами РБМК 1000
АЭС с реакторами ВВЭР
Реаторы третьего поколения ВВЭР-1500
АЭС с реакторами БН-600
Оборудование атомных станций
Отказы оборудования
Ядерное оружие
Ядерная физика

Ядерные реакторы технология

 

Историческое значение мозаик св. Софии далеко не исчерпывается их принадлежностью к столичной школе. Они освещают в развитии константинопольской монументальной живописи такой ее этап, который не представлен больше ни одним памятником. Все другие мозаики и фрески Македонской эпохи относятся уже к первой половине XI века. По стилю они непосредственно примыкают к рукописям позднемакедонской династии.

Мозаики Неа Мони на Хиосе и Хосиос Лукас в Фокиде Если в самом Константинополе от первой половины XI века сохранилась лишь одна мозаика типа ех voto, то на периферии Византийской империи от этого же времени уцелело два замечательных мозаических ансамбля, которые дают представление о системе монументальной росписи в целом. Это мозаики Неа Мони на Хиосе и Хосиос Лукас в Фокиде.

Мозаики и фрески собора Св. Софии в Киеве Самый поздний мозаический ансамбль Македонской эпохи создан не на почве Византии, а в Киевской Руси. Это мозаики св. Софии в Киеве, выполненные между 1043 и 1046 годами. Русь, принявшая в 989 году христианство, стала быстро приобщаться к византийской культуре. Появление в Киеве в 30-х годах XI века греческого митрополита обусловило необходимость возведения большого кафедрального собора, где могли бы совершаться торжественные богослужения. Построенная между 989 и 996 годами князем Владимиром церковь Богородицы Десятинной, хотя она и была разукрашена приглашенными из Византии мастерами, придерживавшимися столичной системы декорации (Пантократор в куполе, Оранта в апсиде), для этой цели не подходила, так как она была сравнительно небольшой по размерам.

Сложная система росписи Софии Киевской складывается из разновременных частей. Одновременны с мозаиками фрески центрального креста, возникшие до первого освящения храма 11 мая 1046 года. Здесь своды и стены были украшены шестнадцатью евангельскими сценами, от которых уцелели Христос перед Каиафой, Отречение Петра, Распятие, Сошествие во ад, Явление Христа женам-мироносицам, Уверение Фомы, Отослание учеников на проповедь и Сошествие св. Духа.

Фрески Салоник и собора Св. Софии в Охриде Кроме мозаик монументальная живопись эпохи Македонской династии представлена на столичной почве одной фреской. Вероятно, второй половиной X века датируется открытая М. Рамазаноглу, во время проведенных им раскопок между собором св. Софии и церковью св. Ирины, сильно поврежденная фреска с изображениями полнофигурного Деисуса, двух неизвестных святых и св. Николая90. К сожалению, фрагмент обнаруживает руку малоискушенного ремесленника и не дает представления о константинопольской живописи.

Иконы IX — первой половины XI века От IX — первой половины XI века сохранилось очень мало икон, причем преобладают вещи посредственного качества. Хотя темперная техника сделалась господствующей, в отдельных случаях продолжали прибегать к энкаустике: таковы утраченная икона св. Пантелеймона из Музея лавры в Киеве, св. Пантелеймон в Музее изобразительных искусств в Москве, поясной Спаситель в пинакотеке при монастыре св. Екатерины на Синае.

Искусство Армении К архаическим памятникам, стиль которых восходит к местным традициям, принадлежат также иллюстрированные армянские рукописи IX–XI веков С последней четверти IX века в Армении началась полоса национального подъема. Освободившись от арабов, страна распалась на ряд самостоятельных царств. На первое место выдвинулось могущественное Анийское царство, достигшее особого расцвета при царе Гагике I (990–1020). В борьбе с арабами Армению поддерживала Византия.

Грузинское искусство Несколько иная картина наблюдается в Грузии124. В отличие от Армении византийские влияния совершенно преображают стиль местной миниатюры уже к концу X века, проникая особенно энергично в западную и юго-западную часть страны. Слабее они дают о себе знать в монументальной живописи, сохраняющей ярко выраженную национальную печать. Как и в Армении, освобождение от арабского гнета знаменовало для Грузии эпоху быстрого подъема культуры

Византийские влияния на Западе Если в эпоху Македонской династии византийские влияния получают довольно широкое распространение на Востоке, на Запад они, наоборот, проникают крайне туго. То, что на языке историков романского искусства принято называть «византийскими влияниями», в действительности таковыми ни в какой мере не являются. Эти влияния шли не из Константинополя и не из Византии в строгом смысле этого слова, а из тех стран христианского Востока, где процветало народное искусство, восходившее к старым сиро-египетским традициям.

Миниатюра второй половины XI века является результатом дальнейшего развития искусства позднемакедонской эпохи. Все новые тенденции, которые наметились в живописи конца Х — первой половины XI века, достигают своей предельной зрелости в искусстве эпохи Дук и ранних Комнинов. К этому времени окончательно складывается чисто миниатюрный стиль. В отличие от рукописей X века миниатюры редко занимают целый лист. Лишенные обрамлений либо заключенные в узкие рамочки, они располагаются в виде крохотных изображений на полях и в тексте, образуя вместе с последним строгое композиционное единство.

Изображения евангелистов и богатейшие таблицы канонов с завязанными в узлы колоннами, украшающие венское Евангелие, позволяют сопоставить с ним Евангелие из Национальной библиотеки в Афинах. Оно вышло из той же школы. Наряду с великолепными таблицами канонов здесь имеются изящные заставки, поверх которых представлены заключенные в круг символы евангелистов.

К 70-м годам XI века константинопольская книжная иллюстрация достигла изумительного совершенства. Об этом особенно наглядно говорят такие жемчужины миниатюрного искусства как исполненный в 1072 году для императора Михаила VII Дуки Новый Завет (Деяния апостолов, их Послания и Апокалипсис) в Университетской библиотеке в Москве, а также написанная около 1080 года для Константина Багрянородного Псалтирь в Публичной библиотеке в Ленинграде и Евангелие в монастыре Дионисиат на Афоне.

Миниатюры конца XI века

Манускрипты XII века Сопоставляя рукописи XII века с манускриптами XI-го, мы сразу видим снижение качества. XII век был для византийской книжной иллюстрации эпохой упадка и застоя. В это время почти отсутствуют такие виртуозные по блеску исполнения рукописи Прежде всего грубеет орнаментика. Она теряет былую легкость, детали выписываются с меньшей тщательностью, исчезает каллиграфическая острота отделки, которая столь типична для орнаментики XI века

Перечисленные столичные рукописи принадлежат к лучшему, что дала византийская иллюстрация на протяжении XII века. Все другие константинопольские манускрипты отличаются худшим качеством и еще большим схематизмом исполнения. В трактовке лиц появляется наведенная белилами линейная разделка

Монументальная живопись второй половины XI в.: ц. Успения в Никее, Дафни, Михайловская церковь
Таковы были пути развития столичной книжной иллюстрации в XI–XII веках. Благодаря сравнительно большому числу уцелевших рукописей общая картина развития вырисовывается четко. Иное положение, когда мы переходим к произведениям монументальной и станковой живописи. Здесь подбор константинопольских памятников имеет случайный характер, и это лишает нас возможности восстановить с такой же точностью отдельные этапы их эволюции.

Исходной точкой является сцена Рождества Богородицы в северном трансепте, затем идут Благовещение и Рождество Христово в тромпах, Поклонение волхвов и Сретение в южном трансепте, Крещение и Преображение в двух других тромпах, Воскрешение Лазаря в северном трансепте. Отсюда рассказ продолжается в нижнем регистре и вновь обходит наос в круговом направлении — Вход в Иерусалим, Распятие, Сошествие во ад и Уверение Фомы в северном и южном трансептах.

Мозаики XII века: София Константинопольская, Чефалу На самой константинопольской почве от XII века сохранились две мозаики в южной галерее св. Софии. Это портреты Комнинов и великолепный Деисус.

Следы реставрации золотого фона не могут служить решающим доводом в пользу более позднего возникновения фигур. Тип Марии по своей психологической выразительности близок к иконе Богоматери Владимирской и ангелам в Чефалу, тип Крестителя напоминает Симеона из Сретения в Нерези (мозаическое изображение Крестителя в Монреале относится уже к более позднему этапу развития). Наиболее вероятным временем исполнения мозаики является вторая четверть XII века.

Фрески XII века: Нерези, Димитриевский собор во Владимире От столичной монументальной живописи XII века до нас дошло также два точно датированных фресковых цикла. Первый из них украшает церковь св. Пантелеймона в Нерези (Македония)60. Греческая надпись над дверью нарфика гласит, что храм сооружен в 1164 году по приказанию Алексея Комнина. Как теперь установлено, это был сын Константина Ангела и порфирородной Феодоры, дочери Алексея I Комнина. Уже сама надпись указывает на связь росписи с Константинополем, поскольку фигурирующий здесь заказчик был членом царской семьи. Стиль фресок только подтверждает свидетельство приведенной надписи.

Второй памятник столичной монументальной живописи XII века — замечательные фрески Димитриевского собора во Владимире, представляющие одно из наиболее выдающихся произведений византийского мастерства. Димитриевский собор построен около 1194 года владимиро-суздальским князем Всеволодом Большое Гнездо. Юные годы, 1162–1169, он провел в Константинополе, где научился ценить красоту греческого культа и искусства. И когда перед ним встала задача разукрасить фресками новую церковь, он пригласил художников из столицы Византии.

Мозаические иконы Есть все основания думать, что главным центром по изготовлению мозаических портативных икон, требовавших большого технического умения, был Константинополь. Набираемые из крохотных кубиков, часто величиною не более булавочной головки, эти иконы принадлежат к числу самых совершенных произведений византийского искусства, лишний раз свидетельствуя о необычайной утонченности столичных вкусов.

Византийская темперная живопись Благодаря опубликованию супругами Сотириу и проф. К. Вейцманом уникального собрания икон в монастыре св. Екатерины на Синае значительно обогатились наши представления о византийской темперной живописи. Теперь иконы XI–ХII веков исчисляются уже не единицами, а десятками. При этом выяснилось, что в Византии широкое распространение имели иконы, приближавшиеся по размерам и технике исполнения к миниатюрам. Нередко такие иконки составляют диптихи, триптихи и даже полиптихи.

Все остальные иконы XII века являются провинциальными работами. Здесь надо прежде всего указать на простоватое по формам Преображение в Эрмитаж, представленное на красном фоне, восходящем к античной живописи. Ко второй половине XII века относятся св. Георгий, Феодор Тирон и Димитрий в Эрмитаже и, возможно выполненные на Синае, большие иконы Пророк Илия

Эпоха Дук, Комнинов и Ангелов Греция, Македония Было бы ошибкой объединять под понятием константинопольского искусства все уцелевшие памятники на обширной территории Византийской империи. Если в XI–XII веках константинопольские влияния играют исключительно видную роль, это еще не означает, что отдельные области не имели своего собственного искусства, восходившего к старым местным традициям. Выше мы поставили себе задачей выделить из обширного комплекса памятников такие произведения, которые непосредственно могут быть связаны со столицей.

Апсиду церкви св. Косьмы и Дамиана украшает необычная для константинопольских храмов фигура сидящей Одигитрии, которую окружают ангелы. Ниже идет фриз с четырьмя святителями, направляющимися к центру, где представлена Литургическая жертва. На алтарных столбах размещены фигуры св. Косьмы и Дамиана, на стенах сцены из жизни Христа и Марии, Чудо Георгия о змие, фигуры святых и заказчиков

Вторым, после Македонии, византийским форпостом на Балканах был Афон. Однако и в отношении Афона следует остерегаться переоценки роли Константинополя. Нет никакого сомнения, что Святая Гора, куда стекались монахи со всех концов мира, была хранительницей старых, чисто восточных традиций, на которые с трудом наслаивались столичные влияния. Древнейшие росписи и мозаики Афона исполнены в примитивном линейном стиле, не имеющем ничего общего с памятниками Константинополя.

Малая Азия, Сирия, Палестина, Иерусалимское королевство, Египет Совсем особое место занимают малоазийские памятники. Несмотря на очевидную зависимость от Византии, они сохраняют много оригинальных чисто восточных черт. В росписях трех крупнейших пещерных храмов Каппадокии — Каранлык килисе, Эль-малы килисе и Чарыклы килисе, относящихся не к XI, как это полагал Г. Жерфанион, а к XII веку и образующих замкнутую стилистическую группу, — столичные влияния выступают на первый план не только в иконографии, но также в общем расположении фресок, подчиняющихся более строгим архитектоническим принципам.

Армения, Киликия Если даже в ряде провинциальных областей Византийской империи можно наблюдать параллельное сосуществование столичных и местных традиций, причем последние играют нередко доминирующую роль, то на Кавказе и в славянских странах эта картина видна еще ярче. Типичной чертой искусства XI–XII веков является величайшая популярность столичных образцов почти во всех придворных и церковных центрах. Это не мешает, однако, мирно развиваться национальным школам, которые питаются местными источниками и многие произведения которых остаются в стороне от византийских влияний.

Грузия Еще большее значение, чем для Киликии, византийская культура имела для Грузии. В первой четверти XII века в Гелати и Икалто были основаны академии, примкнувшие к славным традициям константинопольского университета. Здесь подвизались такие выдающиеся грузинские деятели, как философы Иоанн Петрици и Арсений Икалтоели.

Сванские церкви расписаны по одной и той же схеме: Деисус и фигуры апостолов и святителей в апсиде, евангельские сцены на своде, фигуры святых на стенах. Особым почитанием пользовались святые Георгий и Феодор, которых изображали обычно на конях, причем Георгий поражает копьем не дракона, а «безбожного» царя Диоклетиана. Наряду с евангельскими сценами имеются и эпизоды из житий популярных в Сванетии святых Георгия и Кирика и Иулитты.

Болгария и Сербия Большую роль византийские влияния сыграли в становлении болгарской и сербской живописи. Экспансия византийского искусства в Болгарию началась с эпохи царя Симеона. После завоевания византийцами Болгарии, длившегося более чем полтораста лет, с 1019 по 1187 год, эта экспансия принимает особенно энергичный характер. Новые монастыри во Фракии и Македонии, которые получают уставы непосредственно из Константинополя, берут на себя роль рассадников византийского искусства. Культивируемое в кругах знатных греческих семейств и крупных чиновников, оно постепенно вытесняет на второй план местные традиции, носителями которых были широкие народные массы.

Русь: монументальные росписи Киева Особое место занимает обширная группа русских росписей XII века. Древняя Русь, не знавшая византийского ига, обошлась с греческим художественным наследием много самостоятельнее, чем Болгария и Сербия. До начала татарского нашествия на ее почве сложилось несколько крупных художественных центров (Киев, Владимир, Новгород, Псков), каждый из которых обладал своими кадрами мастеров. На протяжении XII века и первой трети XIII процесс кристаллизации местных черт развивался очень быстро, и есть основания говорить, что уже в это время существовала национальная русская школа живописи.

Новгород, Псков, Мирожский монастырь, Старая Ладога, Нередица В памятниках Новгорода и Пскова национальные черты решительно выступают на первый план, постепенно растворяя все посторонние влияния. Самые ранние новгородские фрески сохранились в Софийском соборе, заложенном в 1045 году, но долгое время остававшемся без росписи. К последней приступили только в 1108 году. До этого времени в соборе имелись лишь отдельные иконного типа изображения. Одна из подобных фресок — фигуры Константина и Елены — сохранилась.

Русь: иконопись Немало архаических пережитков хранят и древнейшие русские иконы XI–ХIII веков, раскрытие которых является одной из наиболее блестящих страниц в истории русской археологической науки. Эти иконы представляют особый интерес, так как они бросают косвенный свет на византийскую иконопись Комниновской эпохи. Преобладают большие моленные образа с величавыми фигурами, нередко в человеческий рост. Изображенные на гладких золотых либо серебряных фонах святые даны в торжественных фронтальных позах.

Италия: базилианские и бенедиктинские монастыри Иной, чем на Руси, была судьба византийского наследия в Италии. В XII и XIII веках итальянцы особенно охотно подражали греческим образцам, дававшим им ту систему правильных пропорций, которая могла быть легко использована для выработки более реалистического стиля. История экспансии византийского искусства в Италии — это история последовательного видоизменения абстрактных византийских форм в сторону усиления реалистических акцентов. Вот почему так опасно строить характеристику византийского искусства на основе памятников, возникших на итальянской почве.

Эпоха Дук, Комнинов и Ангелов Италия: Сицилия Несравненно более чистая византийская струя проникла в Сицилию, превратившуюся под властью норманнов в один из главных форпостов византийского искусства на Западе217. Весьма важную роль в развитии местной школы мозаичистов сыграла мастерская, которая участвовала в украшении апсиды собора в Чефалу. Мы уже видели, что эта мастерская состояла из чисто греческих мастеров, призванных из Константинополя. Есть основания думать, что они очень скоро стали пользоваться услугами местных сил, которые пошли к ним в обучение.

Палатинская капелла сооружена королем Рожером II между 1132 и 1140 годами. Это была придворная церковь, и поэтому ей придавалось особое значение. Вряд ли можно сомневаться, что программа росписи разработана самим Рожером и его советниками. Украшение капеллы началось с алтарной части, а мозаики купола и барабана, кроме позже добавленных полуфигур пророков, были завершены в 1143 году (греческая надпись в основании барабана, выполненная в технике мозаики, упоминает этот год).

Мозаики трансепта должны были быть выполнены между 1143 и 1150 годами. Здесь работали, если отправляться от мозаик купола, уже другие мастера. Они знали мозаики апсиды собора в Чефалу, но все, что там было чисто греческим, становится в их руках своеобразным вариантом византийского стиля, отмеченным едва приметной печатью упрощения. Как и в Марторане, здесь преобладает каллиграфически тонкая линия, особенно явственно выступающая в обработке лиц.

Италия: Адриатическое побережье и Венеция Наряду с сицилийской школой мозаичистов другим крупным художественным центром, через который византийские формы просачивались в Италию, была адриатическая школа во главе с Венецией. Мы, к сожалению, лишены возможности восстановить столь же четко, как в Сицилии, исходную точку развития этой школы. В Сицилии таковой были принадлежащие столичным мастерам мозаики Чефалу и купола Палатинской капеллы, в адриатическом же районе ею являются фрагментарные мозаики Архиепископского музея в Равенне, уже включающие в себя ряд чисто западных элементов.

Почти одновременно с мозаиками диаконника в главной апсиде исполнены фигуры двенадцати апостолов, принадлежащие другому мастеру. Короткие, приземистые пропорции, неподвижные фронтальные позы, жесткие складки одеяний хранят в себе архаические отголоски провинциального искусства (невольно напрашивается сравнение с мозаиками нарфика Хосиос Лукас). Иной стиль выдают мозаики конхи (стоящая Одигитрия), триумфальной арки (Благовещение) и входной стены (Страшный суд).

Венецианские мозаики XII и раннего XIII века отличаются большой разностильностью. Нередко трактуемые как типичный образец византийского стиля, они представляют в действительности оригинальный сплав из византийских и западных элементов, причем последние получают решительное преобладание. Вот почему так опасно пользоваться мозаиками Сан Марко в качестве материала для характеристики византийской живописи. То, что мы находим в Сан Марко, является скорее романским вариантом византийского искусства, нежели его прямым ответвлением.